Стресс — «сверхадаптивный синдром» в изменяющемся мире?

Это, прежде всего, проблема человека и той цены, которую он платит за обеспечение своей целостности, сохраняя устойчивость многомерного бытия в мире. Психология должна была пройти трудный путь восхождения к «целостному человеку» как предмету познания.

Только сейчас начинает осознаваться системная суть культурно-антропологического подхода Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева о необходимости «возвращения целостного человека», так как «без человека как целого нельзя понять его поведение».

Сегодня человек «возвращается в науку». Задача понять психологическую природу стресса является своевременной. Классическое понимание стресса: реакции человека на внешнее воздействие; проблемы интеграции мотивов человека с ее устремленностью в будущее.

При этом меняется сам образ человека в психологии, развиваются представления, которые преодолевают дихотомию объективного и субъективного, внутреннего и внешнего. «Понимание этих явлений возможно при условии выхода за пределы барьеров классического рационального мышления».

stress

Современный уровень развития культуры требует нового понимания условий выживания «культурного» человека, не только физиологические возможности человека как природный дар, но и результаты развития современного культурного человека, воплощенные в его человеческой сущности

(«то, что обеспечивает смысл и ценность человеческого существования» свидетельствуют об активном участии сознания людей в осуществлении эволюционного процесса).

В русской этнической культуре неделимая двойственность земной жизнедеятельности человека выражается словами начала народных сказок «жил-был».

Психическое возникает и развивается для обслуживания биологической адаптации, а потом постепенно трансформируется, становится способным реализовать иной, более высокий уровень деятельности.

Выдвигается «общий принцип»: «…личный высший уровень всегда остается ведущим, но он не может реализовать себя только с помощью уровней нижележащих».

stress2

«Высшее требует адаптироваться к социальному, «представителем» которого оно и является, низшее (телесное) требует адаптироваться к природной среде, откуда оно черпает все, что ему необходимо.

Адаптироваться к обществу – значит включиться в процесс преобразующей (сверхадаптивной) деятельности.

Адаптироваться к среде – значит удовлетворять организменные потребности «человеческим» способом, считаясь с обществом».

Значимость этой проблемы становится понятной, если согласиться с тем, что существование «мира вещей» и самого сознания «возможно только в ситуации неустойчивого равновесия, когда между состоянием нужды и ее удовлетворением нет сиюминутной непосредственной связи».

Внутренняя тенденция развития человеческого сообщества выводит человека на новый уровень осознания собственной сущности, связанной не с принципиальной неадаптивностью, а с ростом потребности в самореализации.

stress1

Сегодня уже нельзя игнорировать факт, что в «центре внимания» оказался человек с «трудностями в самореализации». Оценка угрозы, как пусковой механизм стресса, сопряжена не столько с физическими потребностями, сколько с переживанием невозможности самореализации человека – его целей, ценностей, смысла жизни.

Иными словами, центр всей проблематики стресса смещается в те сферы познания, которые изначально позиционировали себя в качестве гуманитарных областей науки.

Опираясь на современное представление о процессе становления «человеческого в человеке» как способе его устойчивого существования, можно предположить, что люди, которые не могут реализовать свои возможности, обречены на переживание хронического, разрушающего стресса.

По данным исследователей, соотношение хронического и острого стресса составляет 85:14,5 %.

stress3

Стресс «прячется» за феноменами «стресс повседневной жизни», «социальный стресс», «хронический стресс», «латентный стресс», «футурошок», «культурный шок», посттравматических расстройств — следствие природных бедствий, техногенных катастроф, региональных и межнациональных конфликтов, локальных войн и террористических актов.

Все отчетливей проступает тематика стресса как явления, которое не просто сопровождает процесс выхода человека на новые параметры собственного развития, но и является условием этого выхода.

Становление «человеческого в человеке» невозможно без стрессов, без «овладения собой», «личность тем значительнее, чем больше ее сфера действия, тот мир, в котором она живет, и который она создает в одном акте «творческой самодеятельности» создавая и свой мир, и самое себя», «личность рождается при решении экзистенциальной задачи освоения и овладения сложностью бытия».

Актуальной задачей является сближение проблематики стресса с культурно-историческим контекстом, переход от «анализа «сознания вне культуры» и «культуры вне сознания» к постижению тайны взаимопереходов, преобразований социальных связей в мир личности и сотворения личностью из материала этих связей миров человеческой культуры».

stress5

Психологический стресс может рассматриваться как явление, связанное с процессом становления многомерного мира человека.

Трудности, возникающие на пути саморазвития человека как способа его существования в качестве открытой системы, вызывают напряжение, поскольку они затрагивают саму возможность жизни человека как существа, открытого в мир.

В этом процессе «закрытие» системы означает прямую угрозу удержанию ее целостности, устойчивому существованию.

Стресс выступает и как условие коррекции образа жизни и образа мира.

Эмоции, сопровождающие стресс, отражают конфликт в ценностно-смысловых полях жизненного мира человека, за которым стоит борьба противоположных тенденций – стремление и к стабильности, и к изменениям, разрешение которой происходит в саморазвитии системы и является внутренним основанием ее устойчивости.

stress7

Таким образом, стресс может быть понят как «сверхадаптивный синдром», а его функции определены по отношению к человеку как существу ищущему, находящему и реализующему возможности выхода на новые параметры собственного развития.

Автор: Т. Г. Бохан